» » Питание и здоровье работающих лиц старшего возраста (на примере Киева)

Канал Натальи Прокопенко - доктора биологических наук, г. Киев

 

УДК 613.2:612.67:613.98

Прокопенко Н.А., Семесько Т.М.
ГУ «Институт геронтологии АМН Украины»
 

В условиях современной демографической ситуации рациональное использование трудовых ресурсов является важным фактором развития производства, сферы услуг, торговли и др. видов экономической деятельности. Поэтому улучшение здоровья и повышение профессиональной трудоспособности лиц старшего трудоспособного возраста необходимо как для самих стареющих людей, так и для хозяйственного комплекса страны, так как это позволит более широко использовать трудовой потенциал населения, повысит уровень и качество его жизни, снизит потребности в медицинской и социальной помощи.

Учитывая современные демографические тенденции, эффективное использование остаточной трудоспособности людей пенсионного возраста становится общегосударственной проблемой. Средний возраст трудовых ресурсов в Украине, как и во многих странах мира, неуклонно растет. В Украине на сегодняшний день пенсионеры по возрасту составляют более 22 %, а средний возраст трудоспособного населения достиг 40 лет.

Трудоспособность человека, а именно, активное долголетие, в значительной мере, определяется особенностями питания. В последнее время выявлено много связей особенностей питание с состоянием здоровья на фоне механизации и автоматизации производства, перестройки элементов образа жизни, увеличения частоты и интенсивности стрессовых ситуаций и т.д. Питание справедливо рассматривают как фактор внешней среды, который существенно влияет на здоровье человека. Количественная и качественная полноценность питания определяет степень реализации наследственной программы физического развития, трудоспособность и производительность труда, выносливость к отрицательным факторам окружающей среды, включая стрессы, вредные факторы производства, погодно-климатические влияния и т.п.

Всемирная организация здравоохранения, все цивилизованные страны определили питание одним из главнейших факторов обеспечения и улучшения здоровья населения и подготовили национальные программы действий в области питания. Именно поэтому в ряде стран мира удалось достичь снижения уровня заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний на 30-50 %. По оценкам экспертов ВОЗ, доля питания в этих процессах составляла до 40 % среди всех действующих факторов [1-4].

Таким образом, изучение потенциальных возможностей профессиональной трудоспособности людей старших возрастов, соответствия состояния питания их возрастным потребностям и функциональным возможностям является актуальной задачей для Украины в современных социально-экономических условиях.

Цель нашего исследования – анализ физического состояния здоровья и фактического питания лиц старшего возраста, работающих на предприятиях Киева.


 

Материал и методы. Психофизиологическое тестирование и социально-гигиеническое анкетирование прошли 58 мужчин и женщин в возрасте 50 лет и старше - работники трех предприятий Киева. У обследуемых измеряли рост, массу тела, мышечную силу, определяли жизненную емкость легких, артериальное давление (систолическое – САД, диастолическое ДАД), частоту сердечных сокращений до и после нагрузки, оценивали зрительно-моторную реакцию, максимальный темп двигательных реакций за 30 с, выносливость к статическому мышечному усилию, задержку дыхания на вдохе и на выдохе и рассчитывали значения показателей мышечной деятельности (ПМД), сердечно-сосудистой деятельности (ПССД), функции дыхания (ПФД), зрительно-двигательной реакции (ПЗДР).


Значения показателя мышечной деятельности (ПМД) рассчитывали по формуле [5]:


ПМД (усл. ед.) = (0,75МС×МВ)/(МТ/РТ2),


 

где МС - мышечная сила, даН;

МВ - выносливость к статическому мышечному усилию, мин;

МТ – масса тела, кг;

РТ – рост тела, м.


 

Значения показателя сердечно-сосудистой деятельности (ПССД) рассчитывали по формуле [5]:


 

ПССД (усл. ед.) = |1- (САД×ДАД)/(ЧССп×ЧССн)|,


 

 

 

где САД – артериальное давление систолическое, мм рт. ст.;

ДАД – артериальное давление диастолическое, мм рт. ст.;

ЧССп – частота сердечных сокращений в покое, мин-1;

ЧССн – частота сердечных сокращений после нагрузки – 20 приседаний, мин-1.

 

Значения показателя функции дыхания (ПФД) рассчитывали по формуле [5]:

 

ПФД (усл. ед.) = (ЗДвд+ЗДвыд)/ЖЭЛ,

 

где ЗДвд – задержка дыхания на вдохе, мин;

ЗДвыд – задержка дыхания на выдохе, мин;

ЖЭЛ – жизненная емкость легких, л.


 

Значения показателя зрительно-двигательной реакции (ПЗДР) рассчитывали по формуле [5]:


 

ПЗДР (усл. ед.) = МТДР/ЛПЗМР,


 

 

где МТДР – максимальный темп двигательных реакций за 30 с;

ЛПЗМР – латентный период простой зрительно-моторной реакции, мс.


 

Итоговые значения показателя функциональных резервов (ПФР) организма рассчитывали по формуле [5]:


 

 

ПФР (усл. ед.) = ПМД-ПССД+ПФД+ПЗДР.


 

 

Операционное мышление определяли с помощью теста на поиск пропущенной цифры в ряду цифр (от 0 до 7), предлагаемых в произвольной последовательности [6]. Продолжительность тестирования – 1 мин. Определяли количество правильно выполненных тестовых задач, среднее время выполнения тестового задания и рассчитывали коэффициент операционного мышления (КОМ) по формуле [7]:


 

КОМ (усл. ед.) = Nпрср,


 

 

где Nпр – количество правильно выполненных задач;

Тср – среднее время решения тестовой задачи, с.


 

 

Фактическое питание изучали методом суточного воспроизведения с дополнительным применением анкетно-весового метода. Пищевые компоненты и энергоемкость питания рассчитывали с использованием таблиц химического состава и пищевой ценности продуктов [8,9].


 

 

 

Результаты и их обсуждение. Избыточная масса тела – один из факторов риска развития многих заболеваний неинфекционной природы, таких как сахарный диабет, гипертоническая болезнь и т.д. Для расчета «идеальной» массы тела мы использовали индекс массы тела (ИМТ). Согласно полученным данным все обследуемые имеют избыточную массу тела (табл. 1). Причем ИМТ у женщин по сравнению с мужчинами в большей степени приближается к границе, где речь идет уже об ожирении, требующем лечебных воздействий. Как известно, избыточная масса тела предъявляет повышенные требования к функциональному состоянию сердечно-сосудистой системы. Нами выявлены достоверные связи между ИМТ и показателями артериального давления, как у женщин (САД: r = 0,39, ДАД: r = 0,41, p<0,05), так и у мужчин (САД: r = 0,32, p<0,05), и между ИМТ и ПФР у женщин (r = -0,37, p<0,05). Что касается функциональных резервов, то все обследуемые имеют низкий уровень функциональных резервов (ПФР<1). Однако, у мужчин 60-69 лет значение ПФР достоверно выше по сравнению с мужчинами в возрасте 50-59 лет. Достоверных различий по КОМ и надежности умственной работоспособности среди рассматриваемых групп не выявлено.

Избыточная масса тела чаще всего имеет алиментарную природу. Для взрослого трудоспособного населения особое значение имеют различия в энерготратах, связанные с характером труда. В зависимости от интенсивности труда лиц трудоспособного возраста рекомендовано подразделять на 5 групп. Наши обследуемые в основном принадлежат ко 2 группе (работники, занятые легким физическим трудом, энергоемкость их пищи в возрасте 50-59 лет должна составлять 2500 ккал для мужчин и 2100 ккал для женщин, в возрасте 60-69 лет – 2300 ккал для мужчин и 1950 ккал для женщин). Согласно данным регламентациям во всех группах обследуемых, за исключением мужчин в возрасте 60-69 лет, калорийность питания ниже рекомендуемых величин (табл. 2). При изучении связи калорийности питания с функциональным состоянием систем организма выявлена положительная корреляция энергоемкости питания и МВ, ПМД, ЗДвыд, ЖЭЛ, независимо от пола обследуемых.

В основе рационального питания лежит достижение соответствия между энергетическими затратами организма, обусловленными работой, и поступлением в организм питательных веществ для компенсации энерготрат. При этом необходима сбалансированность между поступающими в организм белками, жирами, углеводами, витаминами, минеральными и балластными веществами. Недостаточное по энергоемкости питание, уменьшение количества белка в рационе, увеличение жировых компонентов пищи приводит к разбалансированности питания. Как видно из табл. 2, ни в одной группе обследуемых соотношение белки:жиры:углеводы не соответствует оптимальному (1:0,9:3,5-4,0). Количество белка в рационе мужчин и женщин в возрасте 60-69 лет практически соответствует возрастным нормам, тогда как в возрастной группе 50-59 лет можно констатировать недостаток белка независимо от пола обследуемых. Безопасный уровень потребления белка зависит не только от его количества в рационе, но и от качества, т.е. сбалансированности аминокислотного состава. Изучение содержания аминокислот в фактическом рационе питания обследуемых лиц показало, что он недостаточно обеспечен по ряду аминокислот, особенно выраженный дефицит аминокислот проявляется в возрастной группе 50-59 лет, как у мужчин, так и у женщин (рис. 1).

При анализе жировых компонентов пищи следует отметить, что соотношение между животными и растительными жирами во всех обследуемых группах соответствует рекомендуемым нормам (содержание растительного жира составляет не менее 1/3 общего количества жира, хотя для людей пожилого возраста можно рекомендовать соблюдение в питании равного соотношения животных жиров и растительных масел). Однако, что касается общего количества жира, то только у женщин в возрастной группе 60-69 лет оно соответствует рекомендуемым нормам, в питании мужчин и женщин в возрасте 50-59 лет оно ниже рекомендуемой нормы, соответственно, на 10,7 % и 4,7 %, в питании мужчин в возрасте 60-69 лет выше на 26,4 %. Жировая направленность рациона питания у мужчин 60-69 лет повлекла за собой увеличение холестерина пищи на 33,3 % от рекомендуемой нормы. Высокое потребление холестерина с пищей выявлено также у женщин этой же возрастной категории (на 20 % выше нормы). При этом наблюдается низкий уровень потребления фосфолипидов во всех изучаемых группах, что свидетельствует об атеросклеротической направленности питания.

В этиологии и прогрессировании атеросклеротического процесса особое место занимают дисбаланс и качественный состав углеводного компонента. Количество углеводов во всех рассматриваемых группах не превышает рекомендуемых норм. Однако, на фоне низкого общего потребления углеводов содержание их в общей энергоемкости пищи у мужчин в возрасте 50-59 лет составило 59,2 % при рекомендуемых 55 %. Углеводный компонент пищи, как у мужчин, так и у женщин, характеризуется значительным потреблением простых легкоусвояемых моно- и дисахаридов (29-34 % от общего количества углеводов при норме 10-20 %).

Витамины и минеральные элементы, входя в состав ферментов, определяют течение практически всех метаболических реакций в организме. При старении потребность в большинстве витаминов не только сохраняется, но даже повышается. При анализе фактического питания установлен дефицит практически всех витаминов во всех изучаемых группах, за исключением аскорбиновой кислоты у мужчин и витамина В12 у женщин (рис. 2). Наиболее существенный недостаток в пище наблюдается витаминов А, D, бета-каротина и витаминоподобного соединения холина. Холин способствует утилизации жиров и холестерина, тормозит развитие атеросклероза в старческом возрасте. Ретинол и бета-каротин обладают антиоксидантными свойствами, замедляют процессы старения, снижают риск возникновения опухолевых заболеваний. Витамин D участвует в фосфорно-кальциевом обмене, способствует всасыванию кальция в тонком кишечнике и отложению его в костях.

Что касается минеральных веществ в пище, то среди макроэлементов не установлено дефицита фосфора и магния у мужчин, среди микроэлементов – марганца, железа и селена у мужчин обоих групп, фтора у мужчин в возрасте 60-69 лет, железа и фтора у женщин (рис. 3).

Очень важны для качества питания такие характеристики как количество приемов пищи в течение дня и распределение пищи по калорийности между отдельными приемами пищи. Эти особенности позволяют сформировать представления о режиме питания. Для людей старших возрастов наиболее рациональным является 4-разовый прием пищи. Одно- или двукратный прием пищи способствует нарушению липидного и углеводного обмена, развитию атеросклероза, сахарного диабета, ожирения, гипертонической болезни. Как показало наше исследование, 50 % мужчин в возрасте 50-59 лет питаются два раза в сутки, а 37,5 % не придерживаются определенного режима питания. Для женщин обеих групп и мужчин в возрасте 60-69 лет характерно нерегулярное питание (61,5 % и 69,2 % женщин, 72,7 % мужчин). Четырехразового питания придерживаются только 18,2 % мужчин в возрасте 60-69 лет. Основную по объему и энергоемкости пищу 37,5 % мужчин 50-59 лет и 45,5 % мужчин 60-69 лет потребляют вечером, более 60 % женщин – днем.

От набора продуктов в рационах питания зависит содержание пищевых веществ и их оптимальная сбалансированность, что является основным показателем полноценности питания. На основании анализа многочисленных эпидемиологических, клинических и экспериментальных данных сложилось представление о наборе продуктов, который обеспечивает наиболее рациональное соотношение и состав химических элементов пищи, удовлетворяющих физиологические потребности организма в различных нутриентах. Такой среднесуточный набор основных продуктов пищевого рациона, в котором содержится максимальное количество биологически активных веществ пищи при сравнительно низкой калорийности представлен в табл. 3. Как видно из приведенных данных, количественные характеристики продуктов питания из набора резко отличаются от рекомендуемых во всех рассматриваемых группах. Обращает на себя внимание тот факт, что в питании обследованных находятся на очень низком уровне потребления кисломолочных продуктов, овощей (за исключением картофеля у мужчин), фруктов, мяса и мясопродуктов, при этом потребление круп и макаронных изделий значительно выше рекомендуемой величины. Кроме того, в питании мужчин – много картофеля и сахара, у мужчин в возрасте 50-59 лет – низкий уровень потребления рыбы и рыбопродуктов, яиц. Такое существенное ограничение потребления отдельных продуктов или целых их групп лишает организм жизненно необходимых веществ и может привести к нарушениям в обмене веществ и функциональном состоянии организма.

Таким образом, наряду с дисбалансом основных нутриентов в питании изучаемых групп, выявлен дефицит аминокислот, витаминов и минеральных элементов, что повышает степень риска прогрессирования разной патологии в этих возрастных категориях населения. Несоответствие между уровнем возрастных потребностей, функциональных возможностей и характером питания является одним из факторов, ухудшающих состояние здоровья человека. Энергетическая недостаточность фактического питания у обследуемых лиц, усугубленная весьма низким уровнем потребления белка, витаминов и минеральных элементов, неблагоприятно сказывается на функциональных возможностях их организма, состоянии их здоровья, что ведет к снижению их потенциальных возможностей к продолжению трудовой деятельности в пенсионном периоде и сужает перспективу использования потенциала людей старших возрастов на современном рынке труда.


 

Литература

 

1.Millen BE, Pencina MJ, Kimokoti RW et al.Nutritional risk and the metabolic syndrome in women: opportunities for preventive intervention from the Framingham Nutrition Study //Am.J.Clin.Nutr. – 2006, 84(2). – P. 434-441.

2.Voutilainen S, Nurrni T, Mursu J, Rissanen TH. Carotenoids and cardiovascular health //Am.J.Clin.Nutr. – 2006, 83(6). – P.1265-1271.

3.Wang C, Harris WS, Chung M et al. N-3 fatty acids from fish on fish-oil supplements, but not alpha-linolenic acid, benefit cardiovascular disease outcomes in primary- and secondary-prevention studies: a systematic review //Am.J.Clin.Nutr. – 2006, 84(1). – P. 5-17.

4.Funatogawa I, Funatogawa T, Nakao M etal.Changes in body mass index by birth cohort in Japanese adults: results from the National Nutrition Survey of Japan 1956-2005// Int J Epidemiol. –2009, 38(1). – P. 83-92.

5.Прокопенко Н.О. Спосіб визначення функціональних резервів організму людини // Патент 16012 Україна. МПК А61В5/0205.- № 200601515; Заявл. 14.02.06; Опубл. 17.07.06. Бюл. № 7.- 6 с.

6.Бушке А. Человеческая память и процесс обучения / А. Бушке, Р. Аткинсон. – М.: Прогресс, 1980. – 527 с.

7.Коробейников Г.В. Психофизиологические механизмы умственной деятельности человека / Г.В. Коробейников. – К.: Укр. фітосоціол. центр, 2002. – 124 с.

8.Химический состав пищевых продуктов. Т.1// Ред. А.А. Покровский. - М.: Пищевая промышленность, 1976.- 228 с.

9.Химический состав пищевых продуктов. Т.2 // Ред. М.Ф. Нестерин, И.М. Скурихин. - М.: Пищевая промышленность, 1979.- 248с.

 



Похожие публикации:


Эта запись была опубликована Nataliia 29-11-2016, 17:36, Если Вы впервые на данном блоге и он Вам понравился, предлагаю подписаться на RSS чтобы не пропустить новых публикаций.

 

Сайт про социальные медицинские и биологические научные проблемы, г. Киев, Украина
Социальная медицина, биология и психология - Прокопенко Н.А. Google :)