» » Влияние радиационного и социально-гигиенических факторов на адаптацию пожилых людей, эвакуирован¬ных из зо-километровой зоны аварии на ЧАЭС

Канал Натальи Прокопенко - доктора биологических наук, г. Киев

 

"Проблемы старения и долголетия", 1999, 8, № 3. - C.297-307.

Н. А. Прокопенко
Институт геронтологии АМН Украины, 254114 Киев 
 
Проанализированы данные о дозах облучения эвакуированного населения и исследовано влияние радиационного фактора на основные показатели качества жизни. Среди представителей "сельской" выборки наблюдается более существенная связь радиационного фактора с психологическим компонентом качества жизни по сравнению с физическим, у представителей "городской " выборки связь менее выражена и достоверна только с физическим компонентом. Метод математического моделирования показал принципиальные различия в структуре основных системообразующих факторов адаптации в зависимости от места поселения эвакуированных. Основная доля в дисперсии интегрального критерия адаптации у проживающих в сельской местности принадлежит психологическому фактору (48-64% в зависимости от возраста и пола), в городской — социально-экономическому (43-71%)). Причем психологическая дисфункция у эвакуированных в сельской местности формируется под влиянием как показателей качества жизни, так и радиационного фактора.
 
В условиях бурного развития промышленности (при отсутствии должной надежности и устойчивости технокомплексов), ведущего ко все более интенсивному загрязнению окружающей среды, частота катастроф резко возрастает. Катастрофы можно условно разделить на два основных типа: природные и промышленные. Большое разнообразие их видов обусловливает широкий спектр поражающих воздействий специфического и неспецифического характера. К числу неспецифических относится прежде всего стресс, сопровождающий любую катастрофу [15,17,18].
Среди природных катастроф к наиболее тяжелым относятся землетрясения, среди промышленных — радиационные аварии [14]. За период 1982-88 гг. в мире произошло 19 крупных промышленных аварий [16], в числе которых и авария на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС).
В 1986 г. из украинской зоны катастрофы было эвакуировано и отселено около 100 тыс. чел. Эта категория потерпевших согласно принятой классификации относится ко второй группе первичного учета [6]. По данным на 1 января 1995 г. данная группа насчитывала свыше 70 тыс. чел. Среди них мужчин в возрасте 60-85 лет — 12,7%, женщин в возрасте 55 лет и старше — 28,8%. На начало 1995 г. большинство эвакуированных проживало в Киевской области (46,36%) и Киеве (29,25%).

Жители 30-километровой зоны за относительно короткий период времени от начала аварии до момента эвакуации получили различные дозы облучения. Кроме того, на них воздействовали такие дополнительные стресс-факторы, как утрата дома, имущества, изменение жизненного стереотипа, образа жизни и т.д. Нельзя не учитывать социальные и экономические преобразования, совпавшие по времени с последствиями Чернобыльской катастрофы. Все это привело к формированию у пострадавших синдрома "негарантированного будущего” и феномена "субъективного сжатия временного пространства” [4]. Таким образом, авария на ЧАЭС и, как следствие, вынужденное переселение повлекли за собой резкое изменение психологической, социально-экономичес-кой, природно-географической среды и обстоятельств жизни эвакуированных.
Известно, что часть людей в течение первых недель после эвакуации вернулась на прежнее место жительство. Среди них люди пенсионного возраста составляли 80% [3]. По состоянию на 1 января 1998 г. в зоне отчуждения проживало около 300 чел., в зоне безусловного отселения — более 11000 чел. В зоне отчуждения доля лиц старше трудоспособного возраста составляла 100%, в зоне обязательного отселения — 31,75%, что на 9,15% больше, чем в целом по Украине [10].
Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости проведения исследования на основе системного подхода, охватывающего широкий спектр факторов, влияющих на адаптацию к новой среде обитания пожилых людей, подвергшихся облучению в 30-километровой зоне ЧАЭС.
Обследуемые и методы. Для осуществления программы исследования был создан первичный информационный массив (ПИМ) данных об изучаемом контингенте населения на основе Государственного распределенного регистра, функционирующего в Научном центре радиационной медицины АМН Украины [11]. ПИМ в виде компьютерной базы данных содержал необходимые для формирования выборки сведения о людях пенсионного возраста, эвакуированных из зоны аварии и расселенных по областям Украины (фамилия, имя, отчество, возраст, пол, адрес нового места жительства). На момент обследования (1993 г.) в Государственном регистре насчитывалось чуть больше 6 тыс. эвакуированных старше 60 лет. С помощью специальных программ была произведена сортировка записей в базе с подсчетом числа эвакуированных по областям Украины. Наибольшие массивы — Киев (298 чел.) и Киевская область (4112 чел.) — выделены в отдельные базы и отсортированы по районам. На основании данных, содержащихся в этих базах, были подготовлены персонализированные списки пожилых эвакуированных для формирования типологической, гнездной выборки.
Списки отобранных для анкетирования эвакуированных пожилых по отдельным населенным пунктам были переданы вместе с анкетами непосредственным исполнителям-интервыоерам — работникам здравоохранения (в Киевской области) и сотрудникам лаборатории медицинской демографии (в Киеве). В анкету были включены вопросы, касающиеся социально-демографических и социально-гигиенических характеристик обследуемого контингента. Опрос эвакуированных проводился на дому.
Обследованием охвачено три района Киевской области (Бородянский, Макаровский и Вышгородский) — "сельская” выборка (890 чел.) и Киев — "городская” выборка (247 чел.).
По ряду известных причин кризис в экономике в первую очередь отражается на городских жителях, поэтому в качестве контрольной группы были проанкетированы коренные киевляне старших возрастов (612 чел.). Кроме того, с целью изучения совместного влияния на процесс адаптации к новой окружающей среде таких весомых факторов, как принудительность переселения и неблагоприятная экономическая ситуация в стране, были использованы выборочные данные анкетного обследования, проведенного лабораторией медицинской демографии в 1979 г. в разрезе 10-летнего лонгитудинального исследования по проблеме "Здоровье пожилых” (под эгидой ВОЗ). В состав выборок вошли коренные (792 чел.) и некоренные (172 чел.) киевляне старше 60 лет.
В процессе исследования нами отобраны основные показатели качества жизни. К показателям, формирующим социально-экономический компонент, следует отнести финансовые возможности пожилых, жилищно-бытовые условия (размер жилья, коммунальное благоустройство, бытовое оснащение), потерю или изменения в структуре подсобного хозяйства, образ жизни (социальная, культурная, семейная и физическая активность, вредные привычки), уровень образования, семейное положение. Физический компонент характеризуется самооценкой общего состояния здоровья и наличием физических ограничений. Детерминантами психологического компонента являются отношение пожилых к будущему (их надежды и желание вернуться на старое место проживания), взаимоотношения с родственниками, соседями. Три вышеназванных компонента качества жизни относятся к основным системообразующим факторам адаптации. Интегральным критерием адаптации служит показатель общей удовлетворенности условиями жизни на новом месте проживания как субъективная оценка социально-психологического благополучия. В качестве внешних воздействий рассматриваются ионизирующая радиация, вынужденное переселение, социально-экономический кризис.
У взрослого населения, проживающего к моменту аварии на территориях, прилегающих к Чернобыльской АЭС, основная доля радиационного риска связана с внешним гамма-облучением. Вклад в суммарный риск за счет ингаляционного поступления радионуклидов составляет не более 11%, а остальных факторов облучения — 0,6-4% [8]. Поскольку гамма-излучение является ведущим фактором в формировании доз внешнего облучения, то мощность экспозиционной дозы имеет большое значение с точки зрения корректной оценки этих доз. Индивидуальные дозы внешнего облучения рассчитываются с учетом мощности экспозиционной дозы, а также индивидуальных режимов поведения и перемещений в период от момента аварии и до завершения эвакуации [1,5,8,12].
Ввиду того, что эвакуация была проведена за короткий период времени (в течение двух недель), полагаясь на цитируемые источники информации, для жителей 30-километровой зоны за основу были взяты дозовые нагрузки, рассчитанные в НЦРМ АМН Украины по результатам ежедневных измерений мощности дозы в 87 населенных пунктах зоны при участии лаборатории внешней дозиметрии Чернобыльской АЭС совместно с ВНИИ АЭС и военной разведкой гражданской обороны [13]. Контуры зоны отчуждения ограничены изолинией мощности экспозиционной дозы, равной 5 мР/ч [8].
Для жителей г. Припяти средняя доза внешнего гамма облучения за период до эвакуации составила 1,34 сЗв, сельского населения 30-километровой зоны — 2,4 сЗв [12]. Для сравнения: средние дозы облучения ликвидаторов в 1986 — начале 1987 гг. находятся в диапазоне 12-18 сЗв [4]. Верхний предел уровней заранее планируемого облучения населения (ожидаемая эффективная доза) при нормальной работе ядерной установки составляет 1 мЗв/год. Пороговая доза начала дисадаптации при хроническом облучении равна 120 мЗв.
Накопленные к 1993 г. дозы облучения эвакуированных жителей оценивали с учетом дозообразующих источников "нечернобыльского” ионизирующего излучения — природного радиационного фона (от источников космического и земного происхождения) и медико-диагностических процедур. В настоящее время среднегодовые взвешенные дозы облучения населения Украины в результате рентгеновских диагностических процедур составляют 0,5 мЗв/год. Максимальные индивидуальные дозы облучения могут достигнуть уровня 20- 30 мЗв при рентгеноскопии желудка. Что касается среднегодовых взвешенных доз облучения населения источниками природного происхрождения, то они составляют 5,3 мЗв/год [2].

Радиационную обстановку в населенных пунктах, где проживает эвакуированное население, изучали на основе ретроспективно-прогностических доз, рассчитанных в НЦРМ АМН Украины [9].
Для проведения анализа полученного материала написан ряд программ (язык программирования — Clipper) по созданию баз данных, их обработке и выдаче результатов в виде таблиц сопряженности, позволяющих оценить половозрастные, территориальные, социальные различия в ответах обследуемых. На основе таблиц сопряженности подсчитаны критерии значимости "X2” Пирсона, коэффициенты риска и коэффициенты ассоциации. При этом использовался пакет компьютерных программ Epi Info. Ранговый коэффициент корреляции Спирмена определяли, а регрессионные модели адаптации дифференцированно, по возрастно-половым признакам и месту поселения, строили с помощью пакета компьютерных программ STATGRAPHICS [7].
Результаты и их обсуждение. В общем радиационная обстановка, величины доз облучения в новых местах проживания эвакуированных принципиально не отличаются. Накопленные на момент обследования (с учетом вклада 1986 г.) дозы облучения эвакуированных жителей с. Новое Залесье (Бородянский район) и с. Лебедевка (Вышгородский район) не превышают уровня 1,6 сЗв, а жителей сел Липовка, Гайворонщина, Королевка (Макаровский район) находятся в диапозонах 1,3-5,3 сЗв, 5,3-10,3 сЗв, более 10,3 сЗв, в зависимости от предыдущего места проживания в 30-километровой зоне ЧАЭС. Накопленные дозы эвакуированных в Киев из г. Чернобыль не превышают 1,8 сЗв, из г. Припять находятся в диапазоне 1,8-5,8 сЗв. Анализ показал, что за 7-летний период произошло незначительное увеличение доз облучения эвакуированного населения по сравнению с дозами, полученными ими в 1986 г. вследствие проживания на загрязненной территории.
 
Непосредственного влияния ионизирующего излучения на структуру хронических заболеваний и состояние здоровья эвакуированных "сельской” и "городской” выборок не было замечено. Это свидетельствует о том, что большинство обследованных получили дозы ниже порога, вызывающего дисадаптацию. В то же время настораживает тот факт, что у сельских жителей наблюдается более выраженная уверенность в ухудшении здоровья при более высокой его самооценке по сравнению с городскими. В связи с этим важно отметить, что диапазон доз облучения у пре-дставителей "сельской” выборки значительно шире, причем у жителей сел Макаровского ра-йона значения доз превышали уровень 10 сЗв.
Проранжировав "сельскую” выборку по четырем диапазонам полученных доз облучения (менее 1 сЗв, 1-5 сЗв, 5—10 сЗв, более 10 сЗв), городскую — по двум (менее 1 сЗв, 1-5 сЗв), мы исследовали влияние радиационного фактора на показатели качества жизни. Результаты исследования представлены в табл. 1-2.
Радиационный фактор оказывает незначительное влияние на показатели качества жизни. Однако, как видно из таблиц, у представителей "сельской” выборки наблюдается более существенная связь с психологическим компонентом по сравнению с физическим, а в "городской” связь достоверна только с физическим компонентом качества жизни.
Метод математического моделирования на основе регрессионного анализа позволил определить роль и степень вклада основных системообразующих факторов в дисперсию интегрального критерия адаптации [7]. В табл. 3-4 приведены параметры линейных уравнений вида

где у — интегральный критерий адаптации, а0n — коэффициенты регрессии, — факторные признаки.
Следуя одному из основных системных принципов (иерархичности), были построены структурные схемы формирования адаптации для мужчин в возрасте 60-69 лет с указанием парных коэффициентов корреляции (рис. 1-2).
Анализ, проведенный на основе разработанных математических моделей, показал принципиальные различия в структуре факторов, формирующих удовлетворенность новыми условиями жизни у сельских и городских жителей (табл. 5). Для проживающих в сельской местности характерно отсутствие физического фактора на первом уровне иерархии и существенное выделение психологического (48-64% в зависимости от возраста и пола). В городе почти у всех категорий обследованных все три фактора оказывают непосредственное влияние на интегральный критерий адаптации, но более сильно выражен социально-экономический фактор (43-71%). Роль радиационного фактора в обоих выборках опосредована, незначительна. При этом необходимо отметить, что если в городе он влияет на физический фактор, то в сельской местности — на психологический. То есть можно отметить различия в характерных клинических проявлениях реакций адаптации. У горожан это выражается в повышенной утомляемости, мышечной слабости, снижении выносливости, появлении физических ограничений в повседневной жизни, а у сельских жителей — в воспоминаниях о прошлом в сочетании с повышенной чувствительностью и ранимостью.
Экономический кризис в стране более сильно отразился на материальной обеспеченности эвакуированных в Киев, чем в селах Киевской области. Об этом свидетельствуют данные социологического опроса: неудовлетворены материальным положением в Киеве 98% опрошенных, в селах — 76%. Одно из объяснений этому - наличие приусадебного участка у сельских переселенцев, что позволяет им частично обеспечить себя и свою семью продуктами питания; кроме того, более низкий уровень развития сферы услуг порождает и более низкий уровень потребностей. Поэтому влияние экономического кризиса было рассмотрено на примере киевских выборок.
Сравнивая модели, построенные для коренных киевлян по данным 1979 г. и 1993 г., можно отметить, что если в 1979 г. только у женщин старше 70 лет вклад в дисперсию интегрального критерия адаптации социально-экономического фактора незначительно превышал другие, то в 1993 г. этот фактор занял лидирующее место; лишь у мужчин в возрасте 70 лет и старше по-прежнему доминирует психологический фактор. Помимо этого следует отметить, что структура формирования факторов различна. Если на физический фактор оказывают влияние только его признаки, то на два других — признаки всех трех факторов. При этом также отмечена выраженная связь между социально-экономическим и психологическим фактором.
Сопоставление данных по "городской” выборке выявило, что наиболее существенное влияние социально-экономический кризис оказал на коренных киевлян: неудовлетворенных жизнью среди них в 1,43 раза больше, чем среди эвакуированных. Несмотря на то, что частота негативных оценок материального положения практически одинакова (97% и 98%, соответственно), коренные киевляне с большей тревогой относятся к будущему, чем эвакуированные (RR=1,64). Это свидетельствует о том, что эвакуированные более защищены социально, благодаря льготам и компенсациям в области социальной защиты, предусмотренных для них Законом 1991 г.
Любой переезд, будь то в новую квартиру, разделение (объединение) жилплощади, перемена района проживания, а тем более переезд из одного населенного пункта в другой, является стрессогенным фактором. С целью выделить внешние, зависящие от социальной среды, и внутренние, зависящие от самого человека, условия, способствующие привыканию пожилых и старых людей к новому месту жительства, с помощью математического моделирования был проведен анализ выборочных данных анкетного обследования 1979 г. не-коренных киевлян.
Согласно вкладу основных системообразующих факторов в дисперсию интегрального критерия адаптации социально-бытовые проблемы, стоящие перед переселенцами, вывели на первый план у мужчин социально-экономический фактор, у женщин — психологический.
Обустройство на новом месте жительства 60-69-летних переселенцев во многом зависит от их материального благосостояния, а также от семейной активности — для женщин и общественной активности — для мужчин. В более старшей возрастной категории социально-экономический фактор у мужчин формируется под влиянием признаков, характеризующих их образ жизни; у женщин он зависит от принадлежности к социальной группе, от того, каким был характер труда в прошлом.
Что касается физического фактора, то его вклад в дисперсию интегрального критерия адаптации сильнее выражен у мужчин и женщин в возрасте 60- 69 лет, при этом у мужчин — в большей степени. По-видимому, это можно объяснить тем, что мужчины в этом возрасте испытывают в связи с переездом и обустройством на новом месте большие физические нагрузки.
Психологический фактор определяется прежде всего индивидуальными особенностями, коммуникабельностью индивида, его способностью налаживать новые социальные контакты. С возрастом, особенно у женщин, остро встает проблема одиночества, поэтому умение справиться с ней помогает старым людям адаптироваться к новой окружающей среде.
Обобщая результаты исследования о влиянии внешних возмущающих воздействий на системообразующие факторы, можно сделать следующие выводы:
социально-экономический кризис резко замедлил и усугубил процесс адаптации эвакуированных, особенно представителей "городской” выборки, поставив на первое место проблемы материального характера;
принудительность переселения оказала негативное влияние на состояние физического здоровья эвакуированных в Киев и психологического — в сельскую местность;
— ионизирующая радиация больше повлияла на формирование физического фактора в "городской” выборке и психологического — в "сельской”.
Процесс адаптации эвакуированного населения, подвергшегося радиационному облучению, непосредственно связан как с полученной дозой облучения, так и резкими изменениями их материального, социального и психологического состояния. Поэтому все элементы реабилитации должны быть объединены в единый комплекс с участием многих министерств и ведомств, при активном участии самого населения. Психологическая поддержка должна осуществляться с помощью формирования адаптивных форм поведения в изменившихся жизненных условиях посредством воздействия на когнитивные механизмы адаптации. В основе реабилитационных мероприятий должна лежать активизация жизненной позиции личности, направленная прежде всего на ее реализацию в общественной, физической, культурной, творческой, экономической сферах, инициативу, предпринимательство, семейно-бытовую деятельность.
С этой целью целесообразно обеспечить функционирование параллельно с радиационным мониторингом (учитывающим восстановленные и уточненные индивидуальные дозы облучения населения, проживавшего к моменту аварии на территориях, прилегающих к Чернобыльской АЭС) психосоциального мониторинга, во-первых, как систему отслеживания информации об условиях и уровне жизни эвакуированных, состоянии их здоровья, потребностях в социально-бытовой и медицинской помощи и т.д., во-вторых, как систему раннего предупреждения о снижении качества жизни эвакуированных ниже критического. В группы повышенного риска в первую очередь должны войти одинокие лица и одинокие супружеские пары, а также те эвакуированные, дозы облучения которых превысили уровень 5 сЗв.





Похожие публикации:


Эта запись была опубликована Nataliia 28-10-2016, 06:31, Если Вы впервые на данном блоге и он Вам понравился, предлагаю подписаться на RSS чтобы не пропустить новых публикаций.

 

Сайт про социальные медицинские и биологические научные проблемы, г. Киев, Украина
Социальная медицина, биология и психология - Прокопенко Н.А. Google :)