» » Субъективное восприятие жителями радиоактивно загрязненных территорий социально-экономических и гигиенических факторов среды

Канал Натальи Прокопенко - доктора биологических наук, г. Киев

 

УДК 613.86:616-058

Н.А. ПРОКОПЕНКО
Институт геронтологии АМН Украины, 04114 Киев
 

Каждый человек реагирует на действие факторов, нарушающих привычное течение жизни, по-разному вследствие различия генетических и физиологических свойств и личностных качеств (онтологических и гносеологических аспектов). При этом индивидуальная оценка события - наиважнейший фактор, влияющий на процесс приспособления к новой ситуации. Одни люди воспринимают определенную ситуацию как неприятную (стрессовую), другие - как желанную или нейтральную [2]. Таким образом, возникновение и переживание стресса зависит не столько от возмущающих факторов, их содержания и степени объективной угрозы, сколько от субъективного отношения к ним. В этой связи представляет интерес возможность выделить посредством изучения психологических особенностей человека наиболее значимый стрессор среди нескольких при их сочетанном длительном воздействии. Поэтому объектом данного исследования стали жители радиоактивно загрязненных в результате аварии на ЧАЭС территорий, длительное проживание которых в этих условиях привело к хронизации стресса. Он стал рассматриваться как жизненная трудность, и индивидуальное его восприятие приобретало все большую значимость. При этом радиационный фактор нельзя выделить из контекста социальных и экономических преобразований, которые происходят в нашей стране.


Материал и методы. Исследование проведено на основе информационного массива данных социально-психологического тестирования 192 лиц разного возраста (18-29 лет - 61 чел., 30-49 лет - 92 чел., 50-69 лет - 39 чел.), проживающего в условиях третьей зоны радиоактивного загрязнения после аварии на ЧАЭС (зона добровольного отселения). Первичные данные получены в лаборатории социологических исследований и общественной информации Института эпидемиологии и профилактики лучевых поражений НЦРМ АМН Украины. Репрезентативность выборки обеспечена квотным принципом отбора по полу и возрасту. Информацию собирали методом раздаточного анкетирования. Психологическая характеристика личности давалась на основе шкал интернальности [1,3,6,9,10]. Степень адаптированности определяли по самооценкам состояния здоровья (соматического, состояния тревожности, социальной дисфункции и депрессии) и социального самочувствия [4,5,7,8,11]. Выводы сформулированы на основе корреляционного, регрессионного и факторного анализа данных.


Результаты и их обсуждение. Методом пошаговой регрессии было установлено, что основной вклад в дисперсию кумулятивного показателя здоровья населения радиоактивно загрязненных территорий внесла психоэмоциональная составляющая, характеризующая состояние тревожности, нервного напряжения и страха (72,8 %). Доли индикаторов депрессивного (чувство безнадежности, бесполезности существования, мысли о суициде) и соматического (чувство слабости, переутомления, боли в голове) состояний составили, соответственно, 12,3 % и 2,2 % (p<0,001).

При использовании четырехбальной шкалы (от 1 до 4) по каждому из вопросов (семь вопросов на каждую составляющюю здоровья) кумулятивный показатель здоровья населения третьей зоны может быть представлен уравнением линейного вида (коэффициент детерминации 87,3 %, p<0,001)


Y=3,61+1,83X1+1,39X2+0,68X3,


где Y - общий показатель здоровья;

X1 - состояние тревожности;

X2 - состояние депрессии;

X3 - соматизация.


Доминанта кумулятивного показателя здоровья (состояние тревожности) имеет достоверно большее значение у опрошенных в возрасте 18-29 и 50-69 лет (табл. 1). При этом у лиц в возрасте 30-49 лет увеличивается вклад депрессивной составляющей в этот показатель. По-видимому, проблемы и жизненные ситуации, характерные для лиц этого возраста, делают их более уязвимыми к стрессу.

Согласно учению Г. Селье, в соответствии с которым в адаптационном синдроме выделяется три фазы, состояние тревожности относят к первой фазе адаптационного процесса. Продолжительная ("затянувшаяся") эмоциональная напряженность (возникшая как результат осознания имеющихся проблем), которая характерна для второй фазы (резистентности), в последующем вызывает психологическую дисадаптацию. Состояние депрессии, занимающее второе место в дисперсии общего здоровья, свидетельствует о наличии третьей фазы - истощения. Судя по величине вклада соматической составляющей, наблюдается незначительная соматизация депрессий. Это подтвердил и факторный анализ признаков общего здоровья населения третьей зоны, который выделил с помощью латентных переменных (накопленный вклад дисперсии всех признаков составил 81 %) две категории людей: с психосоматическими расстройствами (соматическое состояние и тревожность, 66,3 %) и социальной дисфункцией и депрессией (14,7 %). Однако факторный анализ по возрастным категориям выявил предрасположенность лиц в возрасте 18-29 лет к социальной дисфункции и депрессии (табл. 2).

Роль социально-экономического фактора изучали по оценке напряженности (четырехбальная шкала достаточности социальных благ) в 10 сферах социальной жизнедеятельности индивида: социальные отношения, социальная безопасность, социально-политическая, профессионально-трудовая, информационно-культурная, рекреационно-культурная, материально-бытовая 1 уровня (возможность приобретать необходимые продукты, одежду, мебель, хорошее жилье), материально-бытовая 2 уровня (возможность питаться в соответствии со своими вкусами, модная и красивая одежда), межличностные отношения, личностные качества.

Анализом было выявлено три фактора, которые условно названы так:

I - социально-политические и правовые гарантии (38,3 % дисперсии всех признаков), которые включают в себя социальные отношения, социальную безопасность, социально-политическую сферу;

II- материально-трудовые и информационно-рекреационные гарантии (15,5 % дисперсии всех признаков), которые включают в себя профессионально-трудовую, информационно-культурную, рекреационно-культурную, материально-бытовую 1 уровня и материально-бытовую 2 уровня сферы;

III- социально-психологическая поддержка (8,2 % дисперсии всех признаков), которая включает в себя межличностные отношения, личностные качества.

Представленные данные позволяют сделать вывод, что в период социальной нестабильности и социальной трансформации наибольшая напряженность проявляется в таких сферах, как социальная безопасность и социальные отношения (наличие норм и ценностей, объединяющих людей; ощущение справедливой оценки заслуг человека перед обществом; юридическая помощь в защите прав и интересов; соблюдение прав человека). Учитывая, что нами опрошено население радиоактивно загрязненных территорий, напряженность в данных сферах можно объяснить не только социально-экономическими преобразованиями в стране, но и (по мнению населения) недостаточной социальной защитой в виде льгот и компенсаций и недостаточным сопереживанием со стороны окружающих.

Анализ факторов, определяющих интегративные характеристики эмоционально-оценочного отношения людей разного возраста к системе социальных отношений и своему месту в этой системе, показал (табл. 3), что лица в возрасте 30-49 лет акцентируют внимание на социально-политических и правовых гарантиях, в возрасте 18-29 и 50-69 лет - на материально-трудовых и информационно-рекреационных гарантиях. Достоверных возрастных различий в социально-психологической поддержке не обнаружено.

Дисперсия интегрального показателя социального самочувствия населения (20 вопросов) согласно регрессионному анализу на 86,3 % определяется материально-бытовой (1 и 2 уровни, 74,6 %) и рекреационно-культурной (отдых, досуг, медицинская помощь, 11,7 %) сферами:


Y = 10,62 + 7,92X1 + 5,11X2 + 10,13X3,


где Y - общий показатель социального самочувствия;

X1 - материально-бытовая сфера (1-й уровень);

X2 - материально-бытовая сфера (2-й уровень);

X3 - рекреационно-культурная сфера.


С одной стороны, это можно рассматривать как реакцию населения на социально-экономические преобразования в нашей стране, а с другой - как предпосылку формирующейся в обществе трансформации ценностно-нормативной системы.

Состав потребностей, определяющих интегральный показатель социального самочувствия, по возрастным категориям не изменился, чего нельзя сказать об их вкладе (табл. 4). Социальное самочувствие лиц в возрасте 18-29 лет актуализировано рекреационно-культурной сферой, 30-49 лет - материально-бытовой сферой 2 уровня, 50-69 лет - материально-бытовой сферой 1 уровня.

Анализ социального самочувствия как аддитивного показателя преобразований в обществе позволил обнаружить точки напряженности, вызываемые неудовлетворенными социальными потребностями: обеспеченность материальными благами, возможность полноценного отдыха и проведения досуга, социальная безопасность, социальная справедливость, стабильность в государстве и обществе.

47 % опрошенных отметили, что они не удовлетворены своим положением в обществе в целом. Неудовлетворенность прежде всего связана с напряженностью в материально-бытовой сфере (r=0,30, p<0,001), которая, в свою очередь, связана с чувством тревожности (r=0,31, p<0,001). При этом чувство тревожности не имеет связи ни с жизненными планами в связи с проживанием на радиоактивно загрязненной территории (выехать или продолжать там жить), ни с полнотой выполнения соответствующих рекомендаций по сохранению здоровья (45 % опрошенных ничего не делают).

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что в настоящее время для населения, проживающего на радиоактивно загрязненных территориях, наиболее значим социально-экономический фактор, а не радиационный.

Для того чтобы выявить наиболее подверженную стрессу категорию людей, были проанализированы представления анкетируемых о себе и о мире, способность брать на себя серьезные обязательства, контролировать или влиять на события (44 пункта на основе шкал интернальности: от -3 до +3, 0-нейтральное отношение). Чем выше значения показателей интернальности опрашиваемого, тем более вероятно, что он отличается уверенностью в себе и обладает более высоким уровнем развития саморегуляции жизнедеятельности; чем ниже значения показателей интернальности, тем менее он уверен в себе и больше нуждается в психологической и любой другой помощи, являясь недостаточно самостоятельным в решении различного рода жизненных задач.

По данным регрессионного анализа, дисперсия общей интернальности населения третьей зоны на 42,2 % объясняется экстраверсией-интраверсией в области достижений (ситуации, связанные со свершившимися достижениями в деятельности любого человека и самого опрашиваемого и с возможным достижением успеха в тех или иных ситуациях), на 22,8 % - восприятием неудач (отношение к ситуациям свершившихся или возможных неуспехов), на 12,3 % - в служебной деятельности (ситуации учебной, профессиональной и любой другой активности, преследующей достижение человеком конкретной цели):


Y = 1,62 + 1,39X1 + 1,05X2 + X3,


где Y - общая интернальность;

X1 - интернальность в области достижений;

X2 - интернальность в восприятии неудач;

X3 - интернальность в служебной деятельности.


Повозрастной анализ общей интернальности показал, что для лиц в возрасте 18-29 и 30-49 лет наиболее важны отношения к достижениям, для лиц 50-69 лет - к служебной деятельности и восприятию неудач (табл. 5).

Факторный анализ позволил выделить типологические группы по конкретным ситуативным установкам и мотивам: интересы одной группы связаны с сферой отношений (восприятие неудач, семейные отношения, межличностные взаимоотношения, вклад латентной переменной в общую дисперсию - 31 %), другой - со сферой труда (область достижений, служебная деятельность, отношение к здоровью, вклад - 22 %). В зависимости от возраста опрошенные отдают предпочтение той или иной сфере: в 18-29 лет - сфере труда, в 30-49 и 50-69 - сфере отношений (табл. 6).

Для объяснения связей состояния тревожности (как основной доминанты общего здоровья) и напряженности в материально-бытовой сфере (как основной доминанты социального самочувствия) с темпераментом и стилем мышления человека был проведен факторный анализ матрицы шкал интернальности с поочередным включением в нее данных доминант. Обе доминанты оказались в одной группе со шкалой интернальности в служебной деятельности. Вклад в общую дисперсию признаков в первом случае составил 14,7 %, во втором - 15,3 %.

Таким образом, люди, которые берут на себя повышенные обязательства в служебной деятельности, менее устойчивы к стрессу и имеют более низкий уровень социального самочувствия. Предпосылкой здоровья является не только умение преодолевать возникающие трудности, но и способность найти компромиссное решение.

Аналогичный анализ с дифференциацией по возрастным группам позволил выявить роль шкалы интернальности в межличностном общении для лиц в возрасте 30-49 (у "интерналов" состояние тревожности ниже, чем у "экстерналов") и 50-69 лет ("интерналы" в большей степени удовлетворены материальными благами, чем "экстерналы") (табл. 7,8).

Что касается адаптации к проживанию на радиоактивно загрязненной территории, то с помощью факторного анализа удалось выделить наиболее устойчивый тип людей, которые не акцентируют внимания на радиации и разговорах о ней, выполняют соответствующие рекомендации и не собираются менять место проживания и выезжать в "чистую" зону. Это люди, склонные к интраверсии в межличностных отношениях (вклад в общую дисперсию признаков - 16 %), т.е. их активность направлена не столько на достижение определенного конечного результата, сколько на поддержание межличностных отношений в той мере, в которой это их устраивает. Высокие значения показателей по шкале свидетельствуют о том, что человек осознает свою роль в тех отношениях, которые у него складываются с близкими и мало знакомыми людьми. Низкие значения показателей присущи людям, зависимым от других и не способным изменить характер своего общения с ними.

Необходимо отметить, что желание выехать на постоянное место проживания в "чистую" зону у лиц 18-29 лет зависит не только от интраверсии в служебной деятельности, скорее от отсутствия возможности трудиться с полной отдачей. Среди лиц 50-69 лет желание сильнее у тех, кто больше чувствует свою ответственность за те неудачи, которые уже произошли или еще могут произойти в его жизни, и у склонных брать на себя ответственность как за позитивные, так и негативные варианты сложившихся семейно-супружеских отношений (табл. 9).

Особого внимания заслуживают субъективные ощущения индивида и его оценка событий, благодаря чему люди неодинаково реагируют на жизненные трудности и адаптируются к ним. Природные задатки индивида, его социальный опыт, ситуативные социальные установки оказывают существенное влияние на реальное поведение. Для одних людей достижение успеха в жизни является самым мощным мотиватором, для других он имеет минимальное значение по сравнению с качеством взаимоотношений с другими людьми. На восприимчивость к стрессу влияет то, насколько серьезны взятые обязательства, не превышают ли они возможности человека. Но и неуверенность в собственных силах (независимо от того, насколько точной является эта самооценка), несомненно, снижает адаптационные ресурсы организма.

Чувство тревоги и страха, нервозность, неопределенность и чувство беспомощности мешают нормальной адаптации к жизненным ситуациям. Чем сильнее состояние тревожности, тем больше неприятностей и дискомфорта. Длительная и сильная тревога может стать причиной психосоматических заболеваний. Индивид, чей характер стабилен, кто располагает многочисленными способами адаптации и у кого нет желания состязаться в первенстве, будет испытывать стресс только в крайне неблагоприятных обстоятельствах.

Среди существующего разнообразия подходов к преодолению стресса в данной ситуации можно выделить следующие:

- выявление сути проблем, что способствует повышению самоуважения человека, эффективности его действий, контролю за внешними ситуациями;

- способность изменить взгляд на проблемы (другая интерпретация проблем либо переоценка, социальное сравнение - мне лучше, чем другим);

- понимание проблем и уменьшение соматических последствий от порожденных ими стрессов (методы релаксации, физические упражнения);

- комплексные подходы (перечисленные выше, а также взаимопомощь людей, психотерапия, изменение образа жизни).

Наибольшего успеха в реабилитации населения радиоактивно загрязненных территорий можно достигнуть, если воздействовать на все компоненты адаптационного процесса: когнитивные, эмоциональные, поведенческие и соматические, учитывая при этом темперамент и личность индивида, его навыки адаптации, особенности поведения и реальные стресс-факторы. Необходима перестройка сознания и поведения личности в соответствии с изменившейся окружающей средой, воспитание социально-мотивированной личности.

 

Похожие публикации:


Эта запись была опубликована Nataliia 28-10-2016, 06:31, Если Вы впервые на данном блоге и он Вам понравился, предлагаю подписаться на RSS чтобы не пропустить новых публикаций.

 

Сайт про социальные медицинские и биологические научные проблемы, г. Киев, Украина
Социальная медицина, биология и психология - Прокопенко Н.А. Google :)